dariashmidt (dariashmidt) wrote,
dariashmidt
dariashmidt

Category:

Записки из Алжирской тюрьмы


Читаю я пятничные посты про разнузданные приключения своих друзей, и душа тоже просит написать что-нибудь эдакое-мемуарное! Про удаль молодецкую, про хулиганства и бесчинства всяко-разные. В конце концов, что я, не живой человек, что ли? Если даже Велосич вспомнил про свои алкогольные походы


Только вот бяда, напивалась я в своей жизни лишь однажды, да и то с горя горького и в абсолютном одиночестве, так что вспомнить есть чего, а рассказать не получится – динамики нет, а как же нонче без динамики, без динамики читать никто не станет... Можно, конечно, про эротические приключения повспоминать, но это надо сначала напиться, чтобы разоткровенничаться, а напиваться я не умею…


В общем, выход один – написать про детско-юношеские годы, суровые, но интересные, полные лишений и выгоняний, преодолений и креатива.


Жили-были мы с сёстрами (три сестры!) в частном доме на самом краю славного купеческого городка Камышина, рассчитанного на 120 000 человек. Но родители были уверены, что мы живём на хуторе. То ли они не узнавали в соседях людей, то ли ещё какие-то особенности восприятия имелись у этих странных взрослых, но только выходить на улицу нам было крайне не рекомендовано. А если и выходили мы, то только по предварительной заявке и в на ограниченное время. Да и уходить от калитки можно было не дальше, чем на три дома вправо и на один дом влево. Справа улица заканчивалась, а слева стоял большой прицеп, который загораживал обзор, а Доктрина Безопасности Великого и Могучего Отца состояла в том, чтобы в любой момент времени t он мог выйти на улицу и увидеть своих дочерей. Если этого не происходило, то ай-ай-ай!


Вид из дома на овраг



Вид с другого края оврага на дом (прямо посередине кадра, розовый с зелёной крышей).



Соседские дети, с которыми мы после новоселья начали было общаться, вскоре были отлучены от двора по причинам «научат плохому», «у нее мама психичка», «неблагополучная семья» и т.д., и т.п. Честности ради нужно заметить, что часть детей мы распугали сами. Не стоило мне надолго привязывать соседского Антошку к наковальне в тёмном сарае… Но ведь без этого шантаж пытками в казаках-разбойниках был бы неубедительным… Ну скажите, кто-то из вас верил этим «пыткам» на словах?


Неудивительно, что в таких условиях мы, три сестры, были предоставлены исключительно друг другу и всё время проводили вместе. Впрочем, никто из нас по этому поводу не горевал, фантазия расцветала буйным цветом и направлялась преимущественно в конструктивное русло. Можно было с раннего утра нарядиться в костюмы крестьянок (благо в огромном старинном сундуке обитала разнообразная одёжа) и целый день трудиться в «поле» (14 соток огорода и сада), устраивая обед из краюхи чёрного хлеба с солью и квасом.




Или одеться купчихами, варить компот и карамель, а потом чаёвничать, чинно дуя на блюдце. Можно было сооружать солнечные часы. Или лепить глиняные подставки для карандашей и ручек, обжигая их в самолично сложенной печи в самолично построенном доме-трансформере (летний – из тюля и зимний – накрытый верблюжьей кошмой).


Можно было разводить племенных кур или дрессировать животных. Зимой можно было запрячь в санки собаку и везти раненого «геолога» в «медпункт». Осенью рыть погреб и запасать для псины корнеплоды.






Когда родители были на работе, то и дом, и огород превращались в игровое поле, несмотря на отчаянные протесты тогда ещё сильной и авторитарной бабули . Однажды играли мы в родительской спальне. Живо так играли, весело. Можно даже сказать, бесились. И вдруг одно неосторожное движение, и кто-то из нас упал… вместе с занавеской… в занавеска нагло потянула за собой карниз… В общем, одно из трёх креплений карниза вывалилось из стены, карниз накренился и всем видом демонстрировал свой укор.


Ахтунг-ахтунг наш было не передать словами. Сломанный карниз грозил жестокой расправой. Нет, бить нас никто бы не стал, и в угол бы не поставил. Не-е-ет, в ход пошли бы папины коронные «Как вы ко мне, так и я к вам буду относиться!» и «Если вы меня не уважаете, то не ждите ничего хорошего». Будучи произнесёнными грозным раздражённым голосом, эти фразы погружали весь дом в сумрак на целый вечер. После таких угроз все домочадцадцы (преимущественно дети и бабушка) сидели в своей комнате как мышки, читали книжки и не выползали даже в туалет (детско-бабушкинская комната по настоянию бабули была оборудована горшком, но это совсем другая история).


В общем, шобы не впасть в немилость, нами была мобилизована спасательная бригада (состоящая из нас же). Бригада, имеющая огромный опыт принятия решений в стрессовых ситуациях, а также работы в экстремальных условиях, быстро набросала двухчастный план действий и приступила к его выполнению.

Задача первой части плана, материально-технической, заключалась в приведении карниза в состояние как можно более близкое к исходному. Основная сложность заключалась в высоте потолков (под 3 метра. Ну, любит наш Папенька всякие высотные здания строить.) Так что для того, чтобы дотянуться до потолка, была сооружена нехитрая и очень ненадёжная конструкция под кодовым названием «трёхуровневая пирамида из табуретов».



Риск сломать шею, как самая старшая, взяла на себя я. Взгромоздившись на пирамиду, под подбадривающие вопли сестёр, я водрузила-таки пострадавшее крепление карниза в образовавшуюся дыру в стене. Но держаться оно там согласилось только без нагрузки, то есть штору пришлось сдвинуть от края окна к середине.



Эдакий «ад перфекциониста» как раз и составлял вторую, психологическую часть плана. Вернувшись с работы, Папенька, как водится, голодный и злой, увидел неровно висящую штору и с раздражением дёрнул её, желая гармонизировать пространство. Карниз с грохотом обвалился, обрушивая на Папеньку груз вины за содеянное. «Какой же я пример показываю детям?!» – ей-ей подумал наш родитель, быстренько прикрыл дверь в спальню и хыть-хыть-хыть – починил карниз. И потом весь вечер был покладистым и не отсвечивал.


P.S. В общем, дети довольно рано учатся у родителей манипулированию... Тут можно было бы развить тему формирования чувства вины (что у детей, что у взрослых), но, боюсь, что из меня столько горечи и драматизма полезет, что самой страшно. Да и спать пора. Как-нибудь в следующий раз…



P.P.S. Жизнь свою с алжирской тюрьмой я стала сравнивать после романа горячо любимого мною Э. Сальгари, приключениями которого я в то время зачитывалась. У нас была даже специальная игра «Побег из алжирской тюрьмы», которая заключалась в карабкании по кирпичной стене подвала с опорой на канат, который сбрасывали сверху «сообщники». Подвал сарая представлял собой большую и довольно глубокую яму, выложенную кирпичом, без крыши (первый этаж сарая разобрали, а из подвала долгое время мечтали сделать бассейн). Стена «тюрьмы» от многочисленных упражнений в конце концов начала обваливаться, что повергло в недоумение родителей и добавило в Доктрину Безопасности Великого и Могучего Отца пункт «не ходить вокруг подвала».


И еще немного оврага, в котором прошло полжизни…






Tags: #воспоминания, #дети, #детство, доморощенный психоаналитик, жизнедеятельность, мемуары, семья
Subscribe

Posts from This Journal “мемуары” Tag

  • Минутка ворчливой ностальгии

    В моем детстве не было столько игрушек, сколько нынче. Но несчастья по этому поводу не припоминаю. У нас с сёстрами (разница по…

  • Тяжёлая юность

    У меня есть много способов бороться с душевным упадком (ни один не работает достаточно долго, приходится миксовать). Один из них…

  • Про когнитивные искажения и жизненную энергию

    Проект в Ульяновске мне вспоминается уютом арендованного подвальчика в ароматах Волги и июньского цветения, в сверчках и…

  • Куда приводит страх

    Мне было не больше 3, когда Папенька так сильно отшлëпал, что несколько дней не было мочи даже присесть. Его понять можно – Бате…

  • На самом деле, я работаю детективом )

    Иллюстрация из практики – зачем нужны качественные исследования (фокус-группы и глубинные интервью), почему нельзя обойтись…

  • Год сурка...

    Рюкзаки, палатка, спальники и новая светоотражающая майка плачут в шкафу. Завтра мы должны были улетать в Крым. Впрочем, ровно…

promo dariashmidt march 1, 2016 23:10 44
Buy for 20 tokens
Если вам не хватает признания окружающих, поезжайте зимой в Якутию, и звание героя вам обеспечено! Для пущей убедительности, чтобы подчеркнуть, что вы не какой-нибудь столичный размазня, по возвращении нужно небрежно говорить: «Да бросьте, там было тепло, всего -30». Гарантированно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “мемуары” Tag

  • Минутка ворчливой ностальгии

    В моем детстве не было столько игрушек, сколько нынче. Но несчастья по этому поводу не припоминаю. У нас с сёстрами (разница по…

  • Тяжёлая юность

    У меня есть много способов бороться с душевным упадком (ни один не работает достаточно долго, приходится миксовать). Один из них…

  • Про когнитивные искажения и жизненную энергию

    Проект в Ульяновске мне вспоминается уютом арендованного подвальчика в ароматах Волги и июньского цветения, в сверчках и…

  • Куда приводит страх

    Мне было не больше 3, когда Папенька так сильно отшлëпал, что несколько дней не было мочи даже присесть. Его понять можно – Бате…

  • На самом деле, я работаю детективом )

    Иллюстрация из практики – зачем нужны качественные исследования (фокус-группы и глубинные интервью), почему нельзя обойтись…

  • Год сурка...

    Рюкзаки, палатка, спальники и новая светоотражающая майка плачут в шкафу. Завтра мы должны были улетать в Крым. Впрочем, ровно…